Непростой путь от постановки диагноза, лечения, реабилитации и ПОБЕДЫ над РАКОМ!

«Я приняла свой диагноз без истерики»
Татьяна Новикова, продавец-консультант в магазине одежды, 54 года: 

Личная история Татьяны Новиковой Орел

— Свой диагноз я восприняла без удивления, моя подруга, старшая акушерка в больнице имени Боткина расстроилась гораздо больше. Когда узнала результаты маммограмы, она вышла из кабинета со слезами, посмотрела на меня и убежала. Это надо знать, мне редко бывает плохо. Мама умерла от рака у меня на руках. Я была морально готова ко всему. Сорок шесть исполнилось, когда мне поставили диагноз.
Повезло с характером, я не подвержена истерикам. После операции я всех в палате успокаивала, подбадривала, нас 12 человек лежало. И дала себе зарок, если выкарабкаюсь, буду помогать людям в честь памяти мамы. Предложили пластику груди, но я отказалась, хотя была молода и хороша собой.
Многие женщины чувствуют себя неполноценными после удаления груди, только не я. 

У меня очень много друзей, люди меня любят: толпы ходили в палату – коллеги и друзья. Очень благодарна дочке, она у меня маленькая леди с железным характером.  Читать далее

«Мы в принципе не готовы к такому диагнозу, который, как удар ниже пояса»
Ольга Козина, предприниматель, 46 лет:

Личная история Ольги Козиной Орел

Осенью 2013 года я нащупала у себя в груди уплотнение. Меня направили на консультацию к онкологу. 

На УЗИ сделали предположение, а о результатах пункции сообщили по телефону. Нам всем кажется, что заболевание может случиться с кем угодно, только не со мной, что это недоразумение, ошибка. И знаете, это нормальная реакция. Мы в принципе не готовы к такому диагнозу, который, как удар ниже пояса. То же самое испытала и я, когда узнала, что у меня онкология. Не люблю слово «рак», всегда говорю онкология.

Сейчас я уже начала забывать, как все было. На семейном совете с мужем решили, что нужно как можно быстрее начинать лечение. Я запомнила дату, когда мне поставили диагноз — 5 ноября, 19 декабря — первая химиотерапия, 20 мая 2014 года — операция. Я заметила, что большинство из тех у кого была онкология помнят даты. Для нас это, как вехи. Когда человек переживает сильный стресс, он врезается в память.
После первой капельницы немного кружилась голова, возле дома я почувствовала себя плохо, чуть не упала в обморок. Читать далее

«Жизнь дала мне возможность увидеть, что вокруг много хороших людей»
Ирина Лебедева, психолог в детском саду, 54 года:

Личная история Ирины ЛебедевойЯ долгое время стояла на учете по поводу фиброзно-кистозной мастопатии. К своему стыду, пропустила пару контрольных обследований, было много дел, как то все не хватало времени. Однажды почувствовала: в груди что-то не так, но с походом к врачу тянула, страшно было, к тому же приближался мой юбилей — 50 лет.
Отметила его так как хотела с друзьями и коллегами. В детском саду, где я работаю, коллеги подготовили шикарную программу, день рождения прошел весело, тепло, душевно, широко. Отметила как следует. А потом я пошла к врачу… И получилось, что этот свой юбилей я запомнила очень «хорошо».
При первом же посещении врач высказала тревожные предположения по поводу моей груди. И после дополнительных обследований, подтвердивших её предположение, записала на операцию. Первая реакция — шок, страх, не могла поверить, что это происходит со мной?!
В квартире я была совсем одна. Дочь училась в Санкт-Петербурге в медицинском университете, а муж там работал, чтобы помочь ей с расходами на жизнь и жилье, ведь у нас в Орле не очень-то заработаешь.
Я все думала, как им сказать… Каждый день мы общались в скайпе, так и сообщила: мне предстоит операция, дело не требует отлагательств. Читать далее

«Я считаю себя здоровым человеком»
Наталья Мазаева, инженер-технолог, 46 лет

Мазаева Наталья

Нас всегда что-то предостерегает свыше и, делая очередное обследование в поликлинике, я попросила выписать направление на маммографию. Марат Зелимханович Каряев — опытный хирург — определил диагноз сразу. Земля ушла из-под ног.

В этот день я работала в ночную смену. Мысли мои были далеко, дикий страх, я вспомнила, как у бабушки был рак молочной железы, как она страдала… вся жизнь пронеслась перед глазами. Решила, что пришел конец. Со смены на заводе позвонила мужу, он приехал и первое, что сказал: будем лечиться.

Думала, как сказать сыну ему всего восемь лет, он же будет задавать вопросы, когда увидет меня без волос. Советовалась с детским психологом. Она рекомендовала рассказать сыну, чтобы он мог ответить одноклассникам: мама лечится и с мамой все будет хорошо.

В июне я легла на операцию.  Читать далее

«Семье пережить мой диагноз было сложнее, чем мне»

Любовь Недопекина, оператор ЭВМ, 60 лет:

Недопекина Любовь ОрелРак — это всегда неожиданно. Я обратилась к хирургу, когда на пальце появилась какая-то горошина. Заодно посмотрели и грудь в смотровом кабинете, к маммологу направили. Взяли пункцию и сказали готовиться к операцию. Я тогда подумала: ну и ладно, быстрей бы разделаться. Это в 2006-м было. Объявили: предстоит удаление молочной железы. Я тогда до конца не осознавала, что это такое. Первое время сложно было об этом говорить, мне казалось, что все прохожие на улице смотрят на мою левую грудь.

Хотела скорее выздороветь и выписаться. Не знала, что предстоит еще долгий путь облучения и химиотерапии. Родные приходили в больницу и плакали у моей кровати. А я говорила, что вы плачете, все будет хорошо. Родственники, конечно, большую поддержку оказали. Муж сначала расстерялся, очень переживал, я всегда была в центре семьи, опора во всем. Внучке Лизочке исполнился год, дочери нужно помочь, и сын должен прийти в отпуск из армии, я ему не говорила ничего, не хотела расстраивать.  Сын приехал с букетом цветов, а меня дома нет, я проходила облучение в больнице. Дочь и муж рассказали ему, и на следующее утро сын пришел в больницу. Обрадовался, когда увидел, что у меня хорошее настроение. Читать далее

«Я не ощущаю себя больным человеком»

Ольга Смирнова, бухгалтер, 49 лет:

Ольга Смирнова Орел У меня начались сердечные приступы, и врачи не могли определить стенокардия или остеохондроз? Маммография была неплохая, но врач посоветовала сходить на УЗИ и к маммологу. И хорошо, что я послушала её, не махнула рукой. На УЗИ обнаружили доброкачественный рак, злокачественных клеток еще не выявили и сразу назначили операцию.

В этот же день меня увезли на «скорой» с сердечными проблемами, и я навсегда запомнила слова врача: «От онкологии не умрете, а вот от сердца — можете». И я поверила, что от онкологии не умру. Мне сделали стентирование. Родственники убедили делать операцию по квоте в рентгенологическом центре в Москве. Прошла химиотерапию 4 курса и лучевую терапию — 21 курс. Тяжело остаться без груди в 45 лет, я же еще молодая, но я приняла ситуацию, не плакала, погрузилась в работу, надо было сдавать баланс.

Случались трудные минуты, я держалась, никому не говорила, что мне плохо, бодрилась. Проходила по шесть км в день.
Родственники поддерживали, но в постель меня не укладывали, оставляли часть домашних забот, чтобы двигалась.  Читать далее

Трудно привести к добру нравоучениями, легко примером

Сенека

НАШИ ПАРТНЕРЫ

Помочь нашему Фонду можно, перечислив благотворительное пожертвование:
Расчётный счёт: 40703810847000000414
ИНН: 5753073511
КПП: 575301001
ОГРН: 1205700000440
Банк: ОРЛОВСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ N8595 ПАО СБЕРБАНК
БИК: 045402601
Кор. счёт: 30101810300000000601

Россия, Орёл
ул. Ленина, 39А, офис 402